Аборигены Тасмании

Довелось тут побывать на Тасмании. Вывез много всяких впечатлений и знаний, в том числе по «истории края». Вот, делюсь.
В числе прочего удивило, что на этом острове на редкость скупо раскрыта тема покаяния белых собак перед исконными хозяевами земли. Возможно, за отсутствием последних в числе живых. Но кое-какую информацию собрать удалось.

Черный пиар британскому освоению Австралии вообще и Тасмании в особенности делали в основном французы. Именно от них мы знаем про загонные охоты на аборигенов и премии за головы убитых.
В принципе, французы исследовали берега Тасмании раньше англичан, оставив на карте пролив д’Антркасто, полуострова Форестье и Фресинэ и т. п. Как они теперь говорят, «мы могли бы взять остров себе, но посчитали неэтичным занимать уже заселенную территорию». В Западной Африке и в Индокитае им эти соображения, однако, не помешали, так что возможно, дело было не в излишней щепетильности, а в некстати начавшихся Наполеоновских войнах.
Как бы то ни было, англичане подсуетились, и в 1804 году основали Хобарт — второй по возрасту столичный город Австралии. И, естественно, столкнулись с аборигенами. Картины, рисуемые пропагандистами противоборствующих сторон, редко бывают правдивыми. В первые 20-25 лет английского хозяйствования дела складывались не так уж и плохо. Среди поселенцев было понимание того, что они отнимают у черных пацанов их территорию, поэтому обычной практикой было подкармливать островитян, выплачивая им некоторое подобие ренты натурой. Кроме того, земля на Тасмании и сейчас далеко не целиком возделана, а уж в начале XIX века и подавно, так что аборигенам в целом было где жить (в отличие, к примеру, от юго-восточного Квинсленда, где у них оттяпали все и сразу).
В эти годы тасманийцы страдали в основном от набегов охотников за тюленями, которым нужны были женщины. Выглядело это, скорее всего, так: группа высаживалась на берег и прочесывала местность в поисках аборигенских стоянок. Найдя, хватали баб, мужчин (если сопротивлялись) — в расход, дети сами помрут. Примерно так же сами абоигены поступали друг с другом, но у них не было подавляющего превосходства в огневой мощи, поэтому результаты рейдов были не настолько предсказуемы. Судьба женщин складывалась различно. Кто-то умирал от болезней, кто-то возвращался через какое-то время назад (принося с собой всякую заразу), но некоторые находили себе среди белых постоянных мужей. Потомки от этих браков составляют сейчас аборигенское сообщество Тасмании.
Кстати, забыл сказать. Весьма нередки были случаи продажи аборигенами своих женщин белым за всякие полезные цацки, еду и домашних животных.

А вот и портрет одной из местных красавиц (правда, уже в пожилом возрасте):

Trugannini_1866[1]

Надо иметь в виду, что счет захваченным женщинам шел не на тысячи и даже не на многие сотни. Власти в разное время пытались проводить подсчеты, и в промысловых поселках находилось одномоментно когда 50, когда 70 тасманиек. То есть общее количество похищенных и проданных вряд ли превышало несколько сотен за 20 лет. Но для тех мест это было много.
К 1810 году тюленей, в основном, истребили, и напасть отступила, но было во многом уже поздно. В условиях нехватки женщин тасманийцы начали усиленно тягать их друг у друга (естественно, с кровопролитием), а в таких условиях не до размножения. К 1830 году северо-восточная Тасмания (и до того не очень населенная) практически обезлюдела.
А к тому времени начался второй акт марлезонского балета. Наложились один на другой сразу несколько факторов.
1) Начали откидываться с зон зэки. Выйдя на волю, они, как правило, оставались на острове, потому как средств переехать куда бы то ни было у них не было. 2) Выросло новое поколение аборигенов, с молоком матери впитавшее понятие о том, что духи предков послали им белых лохов, которые целыми днями ковыряются на огородах, а потом еще дают черным пацанам еду. А если не дают, то ее можно брать. И брали таки, причем в таких масштабах, что мама не горюй. 3) Точно так же выросло новое поколение белых, которые искренне не понимали, с какой стати какие-то волосатые приходят из леса и воруют ценных овец, которых еще стричь и стричь.
Короче, лейтенант-губернатор Джордж Артур оказался под «невыносимым довлением» общественности, лейтмотивом которого было «ну хватит уже цацкаться с этими обезьянами». Видать, ущерб от рейдов черных пацанов был действительно нехилый, потому что губернатор, наконец, сдался и решил, что надо исконных хозяев земли с этой земли куда-нибудь убрать. Например, выселить на острова Бассова пролива и кормить за казенный счет — дешевле выйдет, благо эпидемии по острову гуляли уже 20 лет, и тасманийцев оставалсь от силы несколько сотен от начального 3-5 тысячного населения.
Как и следовало ожидать, аборигены инициативу Артура не оценили, и переселяться отказывались. Тогда губернатор был вынужден выдать белым поселенцам карт-бланш на борьбу с вредоносной фауной. Хотя нет, не совсем «бланш». Артур был человек, по-видимому, не глупый, и понимал, что если просто сказать подведомственному контингенту: «Ребята, айда!», то через неделю ни одного аборигена на острове не останется, поэтому губернатор принял решение, возможно, лучшее из всех, что у него реально были. В 1828 году он объявил о том, что за тасманийца будет выдаваться премия — 5 настоящих британских фунтов за взрослого и 2 за ребенка — но не за мертвого, а за пойманного живьем, для депортации на остров Флиндерса. Противопоставил алчность хищническому инстинкту. Клин, так сказать, клином.
Убивать разрешалось только тех аборигенов, которые были пойманы за грабежом и которых при этом не удавалось захватить. За неспровоцированное убийство полагалось наказание. Но тем не менее, война была объявлена.
И понеслось говно по трубам!
За несколько лет было захвачено 313 тасманийцев, убито 189 белых и 362 аборигена. Последняя цифра, скорее всего, занижена, но насколько — неизвестно.
В 1830 году Артур, не вполне впечатленный результатом модернизации, придумал новую штуку. Несколько сотен солдат и вооруженных поселенцев должны были, чуть ли не взявшись за руки, прочесать юго-восточную часть острова с целью загнать оставшихся аборигенов на полуостров Тасмана, дабы они там пребывали в неге и покое, как в заповеднике. Типа, раз не получается на остров Флиндерса, так хоть оставить им кусок их собственной земли. Полуостров Тасмана соединяется с основной частью Тасмании узким (200-300 метров) перешейком, так что вопрос охраны решался легко.
В общем, взялись за руки, прочесали. Но черные пацаны оказались похитрее белых собак: в результате зачистки поймать удалось двоих и троих подстрелить. Вот и вся «загонная охота» — привет французам! Но психологический эффект от нее, тем не менее, был. Двести двадцать тасманийцев добровольно сдались властям и отправились на остров Флиндерса. Власти прорейдили прибрежные поселки на предмет незаконных гаремов у белых поселенцев и нашли 50 тасманийских женщин, которых передали новоссыльным аборигенам в качестве жен. Но это не помогло. Лишенные привычных условий жизни, тасманийцы размножаться не захотели, болезни тоже никуда не делись, и в течение 40 лет, несмотря на попытки властей улучшить ситуацию, колония полностью выродилась. В 1876 году умер последний ее житель.
Вот такая грустная история.

Запись опубликована в рубрике по Австралии. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: Аборигены Тасмании

  1. Anton говорит:

    Много мифов в нашей жизни.
    Фотка прикольная.

    • Амдрей говорит:

      Ну… это не миф. Во всяком случае очень близко к правде. К началу XX века в Тасмании не осталось ни одного живого аборигена. Аплодисменты нашим британским друзьям!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *